Profile

bluedrag: (Default)
bluedrag

September 2017

S M T W T F S
     12
34 56789
101112 13141516
171819 20212223
24252627282930

Додатковий текст

Если вы получили на Новый Год мой календарь с фотографиями маяков и повесили его на стену, то сейчас он у вас открыт на Great Point Light, маяке Большого Мыса на острове Нантакете.

По этому поводу надо про него рассказать вкратце.

Нантакет — остров рядом с Мысом трески, бывшая мировая столица китобойного промысла, а сейчас место отдыха миллионеров. Раз побывав там, я полюбил его за обособленный, удалённый от берегов, продутый ветрами характер, и по возможности стараюсь наведываться. На острове три маяка:



Маяк Большого мыса находится на севере, на самом кончике этого самого Большого мыса, длинной полоски песка, окружённой Атлантическим океаном. Когда добираешься на остров на пароме, он долго-долго маячит по левому борту (извините уж за невольный каламбур) маленькой, с трудом различимой козявкой.



Поэтому, когда мы с батюшкой прошлым летом оказались с велосипедами на Нантакете, сразу стало как-то как-то очевидно, что надо поехать на Большой мыс исследовать тамошний маяк. Тем более что, судя по Google Maps, до самого мыса можно было доехать по дороге, а потом пройтись по пляжу милю или две до маяка.

Излишне и говорить, что Гугл нас обманул. Доброжелательная тётя в будке со шлагбаумом объяснила ситуацию: дальше ехать нельзя. То есть можно, но не нам, а внедорожникам с приспущенными шинами. А нам надо до маяка топать пешком пять с половиной миль (9 км) по песку.

Несмотря на мой первый импульс — бросить вызов тёте как представительнице Системы, не послушаться её и ехать дальше на велосипедах, — мы-таки её послушались, и правильно сделали. Дорога действительно состояла из вязкого песка, как Гуглу пришло в голову нарисовать её на карте, уму не постижимо, через какое-то время она вышла к берегу океана, и мы пошли дальше, уже в компании волн, чаек и многочисленных морских котиков, с любопытством посматривавших на нас из воды. Немногочисленные люди, проезжавшие мимо на больших машинах с приспущенными шинами посматривали на нас с неменьшим любопытством: кто это такие? откуда здесь взялись?

Но, долго ли, коротко ли, до маяка мы всё-таки дошли! И не зря шли: прекрасный уединённый маяк, квинтэссенция Мыса трески, где всё соткано из двух материалов: воды и песка.

На маяке я прочёл табличку с датой постройки: 1986 год, и не поверил даже, подумал, что какая-то ошибка. Кто же строит маяки в конце двадцатого века?

Выяснилось, что не ошибка.

Впервые маяк был построен на этом месте в 1784 году — маяк деревянный, и в 1816 году он сгорел. К 1818 построили новый, с белой каменной башней. Выглядел он примерно вот так:


Маяк Большого мыса в конце XIX века. Фото из архивов Береговой охраны (взято отсюда)

В семидисятых годах, как это часто бывает на Мысе трески, эрозия стала разъедать дюны, на которых стоял маяк, подбираться к нему. И, как это часто бывает, Береговая охрана никаких действий по этому поводу не предприняла. В 1984 году случился шторм, который разрушил маяк до основания.

Береговая охрана, естественно, восстанавливать маяк не собиралась. Кому в наше просвещённое время нужны маяки? Вместо маяка планировали просто поставить лампочку на металлической «скелетной» основе, как это произошло, например, с Оленеостровским маяком в Бостоне.

Но тут вмешался могущественный сенатор Эдуард Кеннеди (ныне покойный), член клана тех самых Кеннеди. У них, у Кеннеди, родовое имение на Мысе трески, в городе Хаянисе, через пролив от Нантакета. Кеннеди вообще проявил себя большим любителем массачусетских маяков — он и для Бостонского маяка протащил закон, требующий содержать там смотрителя.

Так и для маяка Большого мыса. В Америке всё замечательно, когда есть могущественные покровители. Конгресс выделил два миллиона долларов, и к 1986 голу строители построили более-менее точную копию предыдущего маяка, с небольшими изменениями, типа солнечных батарей (на новом месте, метров на сто дальше от океана). Они даже использовали при постройке сохранившиеся камни от старого маяка, так что результат получился достаточно аутентичный.

Правда, дом смотрителя восстанавливать не стали. Пристроечка с крышей, которую видно на фотографиях ниже, воспроизводит oilhouse, хранилище масла для фонарей тех времён, когда они ещё горели на масле. Сейчас там пусто.


Маяк в 2016 году (плёночная фотография из нашего похода)

* * *

Кстати, об истории. Помните, я как-то цитировал (по памяти) тронувшие меня воспоминания дочки одного смотрителя маяка, которая начиная с шести-семи лет помогала отцу, поднималась вечером на башню маяка и зажигала там огонь?

Я думала, что, когда моряки ночью потеряны, не знают, где находятся, когда они в беде, они молятся Богу, чтобы он послал им свет. И когда я включала фонарь, я чувствовала, что помогаю Богу делать его работу.


Оказывается, она выросла именно на маяке Большого мыса. Вот как выглядел её отец, профессиональный смотритель маяков, успевший за свою карьеру поработать на множестве маяков, включая Бостонский:


Арчфорд Хаскинс (1901–1975), смотритель маяка Большого мыса (1937–1944) (фото отсюда)

В интернете написано (а значит, правда), что Арчфорд был последним вышедшим на пенсию гражданским смотрителем маяков. В какой момент эта работа была передана в Береговую охрану — за маяками стали следить простые военнослужащие, никаких шестилетних девочек там уже и быть не могло. А потом их и вовсе автоматизировали, Береговая охрана появляется теперь на каждом маяке раз в несколько месяцев, в буквальном смысле слова проверить, не перегорели ли лампочки. Так что эти самые воспоминания Жанет Хаскинс-Киллен, его дочки — прекрасное свидетельство конца эпохи.

* * *

Высота башни маяка — 18 метров (60 футов), фонарь находится на высоте 22 м (71 фут) на уровнем моря. Номинальная дальность — 12 морских миль, мигает белым каждые 5 секунд, с так называемым красным сектором: если приближаться к маяку под определённым углом, он меняет цвет и начинает мигать красным. В случае маяка Большого мыса, так он предупреждает о многочисленных мелях по пути на Нантакет. Увидел красный свет маяка — меняй курс, пока он не сменится на белый. Очень удобно. На этой фотографии верхушки маяка хорошо видно, как устроен красный сектор: просто красное стекло на пути вращающегося луча маяка.



Закончив исследование маяка, мы пошли по песку свои 9 километров обратно. Одна из проезжавших мимо машин на этот раз остановилась. Чувак за рулём посмотрел на нас с недоумением.

 — Откуда вы здесь такие взялись? Кораблекрушение, что ли, потерпели?

* * *

Напоследок ещё несколько фотографий.

Вид с подходов к Нантакетской бухте.



Почти пришли, у батюшки привал.



Фрагмент кладки.



Маяк Большого мыса.


Expand Cut Tags

No cut tags

Style Credit