Profile

bluedrag: (Default)
bluedrag

September 2017

S M T W T F S
     12
34 56789
101112 13141516
171819 20212223
24252627282930

Додатковий текст

Четырнадцатого сентября прошлого года Бостонскому маяку, старейшему в Северной Америке, исполнилось 300 лет. Мы тогда сходили под парусом его поздравить.

Вот я и подумал, что славно было бы сделать это традицией, и вечером четырнадцатого сентября, на прошлой неделе, мы, запасясь ромом и бутербродами, отдали швартовы и отправились в сторону маяка. Команда состояла из Серёги, Макса и моего батюшки, гостящего сейчас у нас и ищущего новых сильных впечатлений на свою голову.

Погода была тёплая и маловетреная. За нашими спинами полыхал золотой закат — закаты теперь у нас раньше семи вечера.



И посмотрев на дымку, почти скрывшую бостонские небоскрёбы Hancock и Prudential, мы отметили её в разговоре, но всерьёз не приняли. Не распознали беды.

Read more... )

Ночь

Вы вот можете сколько угодно посмеиваться над выведенном мною принципом парусной неопределённости, а между тем это такой же фундаментальный закон природы, как и принцип неопределённости Гейзенберга. Поэтому когда у меня в календаре образовались свободные выходные, и мы с другом [personal profile] nikyeranak’ом договорились, что обязательно идём с ночёвкой под парусом, я мог бы сразу и сообразить, что с погодой будет неважно. Но у всех у нас бывают иногда приступы логически неоправданного оптимизма, и я как-то себя настроил, что всё будет хорошо.

А потом за несколько дней до выхода мы оба независимо друг от друга посмотрели на прогноз и схватились за головы. Ветер пять узлов (что на практике значит — ветра нет), возможны дожди и ливни, туман. Туман!!!

Я впал в уныние (в которое, друзья мои, слишком уж часто переходит неоправданный оптимизм), и уже чуть было сгоряча не отменил весь поход и не заменил его на распивание рома на суше, но Серёга сказал, что на это уже никакого здоровья не хватит, а вот печень мы посадим окончательно.

Read more... )
Tags:

Приехала не только младшенькая из Ниццы. На выходные заехал ещё старшенький из своего уездного города N и сразу же выел мне мозг уговорил меня, что самое важное, что мы с ним можем сделать — это взойти на гору и встретить на ней рассвет. Искал, надо думать, духовного роста и просветления или просто дополнительных приключений на свою задницу. Единственное, что я смог у него выторговать — что мы пойдём не на г. Лафайет, как он изначально намеревался, а на более низкую г. Монаднок (куда мы уже с ним ходили, но в тот раз при свете дня).

И вот в три часа ночи без каких-то там минут мы запарковались на паркинге под горой и начали своё восхождение.

Я впервые в жизни был в ночном походе, тем более на горе. А горы в наших местах, как я вам уже неоднократно докладывал, таковы, что там и при дневном-то свете немудрено ноги сломать.

Ночью же, при тусклом свете фонарика, выискиваешь следующий камень, куда бы прыгнуть, опять-таки, чтобы ноги как-то уберечь, и при этом ещё стараешься отслеживать путевые маркеры, чтобы не сбиться с дороги.

Замечательное приключение, но не могу сказать, что я получил от этого процесса много удовольствия.

В какой-то момент со стороны раздалось подозрительное шуршание. Мы оглянулись и увидели, что из леса на нас смотрят Глаза.

— Ой, — сказал старшенький.

— Что «ой»? — на всякий случай уточнил я.

— По-моему, там какое-то животное, — сформулировал он своё наблюдение.

Глаза, впрочем, сидели не шевелясь и никаких агрессивных действий не предпринимали. Старшенький неодобрительно отвернулся, и мы попендюхали дальше.

Кстати, к моему удивлению, мы были там не единственными маньяками. И на паркинге внизу, когда мы приехали, было несколько машин, и несколько человек обогнало нас по дороге.

На вершине мы были около пяти часов утра, за сорок минут до восхода. На вершине дул какой-то совершенно сумасшедший ветер, узлов сорок, по моим оценкам, а то и все пятьдесят — такой ветер, при котором трудно стоять на ногах, сдувает. Мы сховались за какой-то скалой, но было понятно, что мирной медитации не получится.

Когда мы начинали подъём, небо было покрыто прекрасными сверкающими звездами (естественно, мы тут же включили фонарики и звёзд больше не видели), но за время восхождения небо затянулось тучами и какой-то непонятной дымкой. На восходе была видна длинная и тонкая тёмно-розовая полоса — и всё.

Время шло. Небо светлело, но ветер не ослабевал, и тучи не уходили. Так что мы отправились в обратный путь.

А на обратном пути ветер стих, солнце очень скоро взошло из-за туч и осветило окрестности прекрасным мягким восходным светом.

Как часто получается, несмотря на все мучения и страдания, — очень хорошо сходили.

Read more... )

Пару недель назад я помог доставить лодку, относительно маленький Pearson 26, в Провинстаун. Это где-то 45 морских миль, наверное. Бóльшую часть пути дул хороший юго-западный ветер, и лодка неслась на всех парах: шесть или даже шесть с половиной узлов. По-моему, это больше, чем её теоретический предел.

1.

Отчаливаем в полседьмого вечера. До заката ещё пара часов. Пока идём по Бостонской бухте между островов до Бостонского маяка, небеса решают показать нам своё лучшее представление. Пылающее закатное солнце. Яркие разноцветные облака. Тяжёлые тёмно-серые тучи со сверкающим ободком. Сумеречные лучи. Прочие чудеса Страны Прекрасных Закатов, которые не описать словами.

Read more... )

Tags:
Прикольный плавучий домик, пришвартованный на бочке (муринге) рядом с нашей лодкой.



Read more... )
Tags:
Младшенькая моя рассекает сейчас по Франции на велосипеде с палаткой. Связи с ней никакой — только раз в неделю постят фотографии. Уверен, что она получает массу удовольствия.

До её поездки мы с ней совершили несколько тренировочных заездов, в том числе один с ночёвкой. По дороге мы заехали в городок под названием Кохасет, где я, кажется, раньше никогда не был. Там — маленькая милая бухточка, а в ней интересное мемориальное место, посвящённое маяку Майнот. Запишу здесь для памяти, а потом как-нибудь дополню тот рассказ.

Сам маяк хорошо (хотя и вдали) видно ещё на подъездах к бухте, как и скалы между ним и берегом — причина его существования. Видно его и из самой бухты, маячит вдали маленькой козявкой:



Где-то здесь, на берегу, был дом для смотрителя и его помощников, когда они отлучались с маяка. Дома мы не видели (или не распознали), но на берегу, между хижиной с надписью «Cohasset Harbormaster» и зданием местного яхт-клуба, видели копию верхушки маяка с фрагментом его настоящей линзы Френеля, которую поменяли на современную оптику в 1987-1989 году (снимали с вертолёта!).

Read more... )


Страна прекрасных закатов не отпускает. Она вынимает всю душу, не даёт дышать, выжигает глаза.

Потом приходят её пограничники, берут под руки измученное неземной красотой тело и депортируют в Страну лунных восходов.

Read more... )
Маяк месяца в июне — Brant Point Light, маяк мыса Брант. Это — один из маяков острова Нантакет. Другой из них, маяк Большого мыса, мы уже обсуждали раньше. Напомню схему островных маяков:



Как видите, если маяк Большого мыса и Санкати помогают судам обойти вокруг острова, маяк мыса Брант не таков: он отмечает вход в единственную (и прекрасную!) бухту острова.

На своей лодке мы до туда пока не добрались, но вот какими мы увидели мыс Брант и его маяк в наш первый туда визит, входя в бухту на пароме: Read more... )
В Бостоне уже за год планировалось большая движуха с парусниками. Сегодня в город вошли парадом парусов корабли-участники трансатлантической регаты «Рандеву-2017»: Англия-Португалия-Бермуды-Бостон-Канада-Франция, а также примкнувшие к ним местные лодки, всего больше 50 tall ships — парусных кораблей с традиционным парусным вооружением, и более современных парусных лодок.

Поскольку в городе, и на суше и на море, намечалось дикое столпотворение и драконовские меры безопасности, мы с Женей решили опередить толпы и вчера вышли встречать корабли в открытое море.

Read more... )
Tags:
Вы, может, помните, мой вялотекущий проект заисследовать все острова Бостонской бухты — в особенности те, куда не ходят паромы, и добраться можно только на своей лодке.

Пару недель назад мы (с Серёгой и с Леной) открыли сезон высадкой на остров Пэддока.

На остров Пэддока, собственно, вполне себе ходят паромы; кроме того, я уже бывал там (последний раз — с Сашей и Антошей, о чём имеется отдельный отчёт); но это интересный остров, и свежий восточный бриз дул нам спереди в левый борт; вот мы и выдвинулись: мимо причала Очкового острова, под снесённым мостом на Длинный остров — странная штука, этот мост, его уже два года как снесли, но за долгие годы своего существования он настолько чётко отпечатался в нашем сознании, что никакая баба копра не в состоянии изменить того факта, что мост всё ещё существует, и мы под ним регулярно проходим; — между по большей части подводными скалами Острова висельника и Затонувшего уступа; и, наконец, повернув к ветру в сторону Пэддока.

Read more... )
Страна прекрасных закатов не отпускает:



Алые паруса:

Read more... )
Tags:
Медленно приотворяются двери в страну прекрасных закатов, и мы можем заглянуть туда ненадолго, хоть одним глазком.



Вчера выдался тёплый, безоблачный вечер. Ветер на обратном пути ослаб донельзя, и мы очень медленно дрейфовали домой, да ещё против отлива. И моя команда повела себе очень тактично: никто и слова ни сказал, чтобы включить двигатель. Вернулись около одиннадцати вчера, но такое прекрасное цельное плавание получилось. А когда настала темнота, все другие лодки и суда постепенно исчезли, и мы остались наедине со звёздами и далёкими огнями города.

Что ещё надо?

ещё 3 )
Tags:
На прошлые выходные неожиданно приехал старшенький из уездного города Н. и заявил, что хочет горного приключения. Таковым, с его точки зрения, считается только восхождение на гору выше границы леса (treeline). Горы, до границы леса не доходящие, он считает недостойным рассмотрения.

И я как-то сам не успел опомнится, как взял напрокат машину и поехал с ним на север, в Белые Горы, где и произошло восхождение на гору Лафайет (высота 1600 м, подъём 1010 м).

Как всегда, старшенький горным козликом легко и непринуждённо порхал по камням, а я с трудом поспевал за ним.

Вершина горы:



Вид с вершины )

Гора названа в честь известного героя американской (и французской, кстати) революции маркиза де ла Файета. О нём поётся в мюзикле, младшенькая всё время напевает — а значит человек точно известный.

Дальше совсем уже пунктирно записываю: поездка с младшенькой на велосипеде в воскресенье, выход в море в понедельник. Такой у меня получился триатлон: поход-велосипед-парус.

Погода в понедельник была запоминающаяся: ветер, холод, дождь, туман. Помогли правильная одежда и воспоследовавший ром.

А ноги до сих пор болят от восхождения на Лафайета.
Tags:
Если вы получили на Новый Год мой календарь с фотографиями маяков и повесили его на стену, то сейчас он у вас открыт на Старом Сичуитском маяке.

По этому поводу надо про него срочно рассказать, пока не кончился месяц май и не перевернулась страница.


Старый Сичуитский маяк в сумерках (вид из Сичуитской бухты)

Read more... )
Пару недель назад поставил эту фотографию в "шапку" на Dreamwidth'e. Пришлось снять: слишком красочная, отвлекает внимание от всего остального.

Пусть живёт здесь, не пропадать же добру. Фотография прошлогодняя: в этом году двери в Страну прерасных закатов ещё не открылись. Ждём, когда начнут пускать.

Tags:


За всеми заботами о пропавшем и нашедшемся ребёнке чуть не забыл написать о Первом мая, Международном дне трудящихся открытии мореходного сезона.

День выдался типичным бостонским — то ли есть ветер, то ли нет, то ли дождь, то ли туман, опять эта проклятая неопределённость. Спасибо неубоявшейся погоды команде, и в первую очередь [personal profile] nikyeranak'у, который выразился в том смысле, что на дворе первое мая, отступать некуда, и мы им всем покажем капитана Ахава.

В результате всё вышло очень неплохо, и ветра было больше, чем ожидалось, и тумана меньше, но вполне достаточно, чтобы полюбоваться призрачным Бостоном и призрачными островами.

Здравствуй, океан! Мы по тебе соскучились! Будем заходить в гости.

Read more... )
Tags:
Если вы получили на Новый Год мой календарь с фотографиями маяков и повесили его на стену, то сейчас он у вас открыт на Great Point Light, маяке Большого Мыса на острове Нантакете.

По этому поводу надо про него рассказать вкратце.

Нантакет — остров рядом с Мысом трески, бывшая мировая столица китобойного промысла, а сейчас место отдыха миллионеров. Раз побывав там, я полюбил его за обособленный, удалённый от берегов, продутый ветрами характер, и по возможности стараюсь наведываться. На острове три маяка:



Маяк Большого мыса находится на севере, на самом кончике этого самого Большого мыса, длинной полоски песка, окружённой Атлантическим океаном. Когда добираешься на остров на пароме, он долго-долго маячит по левому борту (извините уж за невольный каламбур) маленькой, с трудом различимой козявкой.

Read more... )
Бостонский маяк — самый старый маяк в Северной Америке, и последний маяк в США, в котором живёт смотритель (остальные полностью автоматизированы). Бостонский маяк, на пару с маяком Грейвза, сторожит подходы к Бостонской бухте: Грейвз на севере, а Бостонский маяк — на юге.


На днях съездил на велосипеде в город Марблхед заисследовать с суши Марблхедский маяк (ждите отчёта). Погода наконец-то настала тёплая и солнечная, и океан был того правильного оттенка синего цвета, и пах тем правильным морским запахом, что душа моя моментально оттаяла от зимней спячки. А на горизонте не было видно ни одного паруса, и в самой Марблхедской бухте не было ни одной мачты, лишь пара рыбацких лодок:



А ведь это одна из самых оживлённых яхтенных бухт в Америке, и летом ещё на самых дальних к ней подходах виден густой лес мачт.

И сразу острое чувство пустоты в природе, пустоты, которую должны заполнить мы. Чтобы наш парус белел на бескрайних горизонтах, чтобы наша лодка швартовалась в дальних бухтах.

Друзья мои! Сезон начинается 1 мая. В этом году у нас будет бóльшая лодка и славные путешествия. Присоединяйтесь! У меня не всегда хватает сил пинать каждого из вас, но я буду действительно рад пройти с вами под парусом. Жизнь коротка, и надо успеть подышать свежим морским воздухом. Приходите, и будет у нас счастье — для всех, даром.
Tags:
Наверное, надо поподробнее рассказать о нашей с батюшкой традиционной велопоездке на Мыс Трески, имевшей место в прошлом октябре. Я уже писал о ней урывками (тут, тут, тут, тут и тут), но приятно же вспомнить снова. Особенно зимой: смотришь на фотографии, и слюнки текут.

Каждый раз мы путешествуем по одной и той же схеме: едем в не-сезон, весной или осенью; машиной не пользуемся, всё на велосипеде (и на поездах-паромах по необходимости); заранее ничего не планируем, каждый день решаем, куда ехать, и останавливаемся, где попадётся.

Когда я описываю какие-то свои особо удачные путешествия или счастливые дни, то часто использую метафору паззла: когда все кусочки удачно подходят один к другому, тогда и остаётся ощущение прекрасно прожитой жизни.

Наши поездки по Мысу Трески, однако, я бы сравнил с конструктором типа «Лего»: все детальки подходят друг к другу, и собирать их можно в самых разных комбинациях, всё равно получается хорошо и красиво. Велосипедные дорожки, пляжи, дюны, океан, озёра, острова, паромы, — как ни собирай, с такими детальками ошибиться невозможно.

В этот раз мы ещё придумали себе квест: обойти и заисследовать как можно больше маяков. Маяки мне интересны сами по себе, но, кроме того, их обычно ставят в примечательных местах, так что это оказалось замечательной идеей в организации путешествия.



Read more... )
Еще вдогонку о Негеве.

Ночевали в Мицпе-Рамоне — маленьком городишке на самом краю Махтеш-Рамона, где по улицам, никого не стесняясь, ходят горные козлы, и многочисленные таблички призывают их не кормить.

«Махтеш» обычно переводят как «кратер», но это уникальное геологическое образование, похожее скорее на каньон, чем на кратер (образовалось в результате эрозии, а не удара метеорита или вулканической деятельности). Махтешей в мире всего несколько штук, все в Израиле (в Негеве) и на Синае.

Название «Рамон» происходит от слова «Рим». Через Махтеш-Рамон проходила древняя набатейская Дорога благовоний (Incense Road), по которой везли специи (и прочие товары, конечно) из Индии, Африки и Аравии в средиземноморские порты. Гуляя по Рамону, мы наткнулись на развалины древнего набатейского перевалочного пункта (караван-сарая) на этой дороге.

Когда римляне присоединили эту территорию к своей империи, они унаследовали и торговую дорогу, которая стала называться Римской. Отсюда и название махтеша.

Переночевав в Мицпе-Рамоне, с утра отправились в информационный центр. Я изначально планировал начать спуск в махтеш прямо оттуда, но они меня отговорили и посоветовали вместо этого сесть в машину, съехать по ней вниз в махтеш, и начать путешествие от кемпинга в вади Гваним. Так мы и сделали.

Read more... )
Самоё моё любимое волшебное место на земле — это там, где Иудейская пустыня выходит к Мёртвому морю.

Нестерпимо яркие оранжево-коричневые горы, пустынные ручьи с потайными водопадами, царство горных козлов и экзотических даманчиков (крохотных родственников слонов), финиковые плантации и яркое-синее море внизу (самое низкое место на земле), а за ним — призрачные в любое время дня, сотканные из тончайших розовых цветов иорданские горы. Слабый, но всюду проникающий запах пустыни, который так легко забыть, растерять вдали от этих мест, но и вспоминаешь мгновенно.

А если приехать сюда зимой в рабочий день, если избежать летней жары и вездесущих толп и остаться здесь одному — вот тогда волшебство врубается на полную катушку, отщипывает от твоей души незримые кусочки, прячет в складках горных пород, и когда в следующий раз, через много лет, снова возвращаешься сюда, — получаешь их обратно и чувствуешь себя целым.


Read more... )
Если помните, есть у меня проект: побывать на всех островах Бостонской бухты, все их заисследовать и описать для вас.

Прошлой сезон как-то нашла на меня такая тоска, что до начала судоходного сезона остаётся ещё так много месяцев, что я сел на велосипед и поехал исследовать один из островов, до которых можно доехать на велосипеде.

И вот опять. Зима, холод, мрак, тоска. Ни цветов, ни запахов. Отчаянно уже хочется прикоснуться рукой к туго надутому парусу, вдохнуть полной грудью острый запах моря.

За неимением всего этого в наших северных широтах, пришлось опять прибегнуть к моему двухколёсному судёнышку и отправиться на нём на исследование Зáмкового острова.

В своё время, пока его не соединили с материком, Замковый остров был одним из ближайших к Бостону островов. Вы неоднократно видели его на моих фотографиях. Ну, например, на этой:


Замковый остров в 2012 году. Справа — пришвартованный эсминец британского ВМФ «Неустрашимый» и контейнеры морского порта

Read more... )

По

Dec. 23rd, 2016 10:00 pm
bluedrag: (Default)
Эдгара По (1809–1849) многое связывало с Бостоном. Здесь он родился, здесь издал первую книгу стихов, здесь служил в армии (в форте на Замковом острове в Бостонской бухте, который мне ещё предстоит живописать).

Будучи человеком весьма желчным и язвительным, однако, он достаточно злобно и непримиримо критиковал бостонскую литературную школу, ведущих бостонских писателей своего времени (таких, как Генри Лонгфелло) и бостонскую публику в целом, быстро и с азартом переходя от литературных споров к личным нападкам. Те с неменьшим азартом отвечали По той же монетой. Отношения между поэтом и его родным городом были испорчены на много десятков лет.

В прошлом году Бостон положил полный конец это вражде, открыв прекрасный памятник Эдгару По. Он идёт, спешит по улице, в человеческий рост (По был невысоким человеком), по тротуару, с железнодорожного вокзала к месту своего рождения. Дома, где он родился, уже давно нет, но знает ли он об этом? Он вернулся домой. От спешки его чемодан раскрывается, листки произведений вылетают оттуда и рассыпаются по тротуару (на фотографии не поместились, но действительно вмурованы в мостовую). Из чемодана вываливается сердце (из одного из самых известных его рассказов, «Сердце-обличитель»), а на чемодане сидит огромный ворон, готовый каркать вечно.

В этом году нам удалось восстановить традиционное последнее плавание сезона, которое традиционно происходит в последнее воскресенье октября.

Для меня это важное плавание. В большой степени из эстетических, я бы даже сказал стилистических соображений. У каждой повести, у каждой пьесы должно быть начало и конец. Хороший конец должен усиливать всё произведение, а если получится, даже и наполнять его новым смыслом.

Год в Бостоне делится на две части: лето и зима, свет и тьма, жара и холод. Последнее плавание сезона — как пограничный столбик. Декабрь уже практически на дворе, в четыре часа уже темно, океан скоро будет скован льдом, и настанет долгая полярная ночь.

Поэтому особенно важно совершить это самое последнее плавание, вдохнуть последний раз полной грудью морской воздух свободы.

В прошлом году последнее плавание сорвалось, потому что не явилась команда. И хотя сам прошлый сезон был вполне себе неплох, от него осталось острое чувство незавершённости.

Поэтому в этом году я был очень рад, что Серёга, Андрюха и Райан присоединились ко мне 30 октября, и последнее плавание таки состоялось. Тем более, что Серёга и Андрюха присутствовали и при первом плавании сезона 1-го мая, так что сезон получил особенно приятную сюжетную обрамлённость.

Увы, ветра была очень мало, а местами и не было вообще, и вода становилась тягуче-маслянистой. Но были все остальные составляющие успеха: вода, небо, захватывающие виды на город, на острова, на бесконечный океан, исследование необитаемого острова, обратная дорога в сумерках и потом в темноте. Прекрасная команда. Бурбон с ромом. И напоследок, уже в полной темноте, внезапно появившийся ветер. Лодка, развернувшая паруса как крылья, летящая вперёд. Ощущение того, что так и должно быть. Не многоточие, не точка. Жирный восклицательный знак!

фотографии )

[Предыдущее последнее плавание сезона: https://bluedrag.dreamwidth.org/149496.html]
Зачиная этот мореходный сезон, я планировал усиленное изучение островов Бостонской бухты. Планам было не суждено сбыться, но символичным образом в самой последнее плавание сезона мы-таки высадились на очень интересный остров, где никогда раньше не были: остров Внешний Брюстер.

Внешний Брюстер относится к группе внешних островов Бостонской бухты, иногда так просто и называемых: брюстерами. Один из них, Большой Брюстер, мы заисследовали в прошлом году. Как и он, Внешний Брюстер назван так по фамилии своего бывшего владельца, Уильяма Брюстера (ок. 1566–1644), старейшины и духовного лидера пилигримов, приплывшего в Новый свет в 1620 году на корабле Mayflower.

Не откажу себе в удовольствии вновь показать вам реконструированный портрет этого сурового пуританина в кипе.



У всех внешних островов — свой характер, суровый и одинокий, под стать пуританским отцам-основателям. Они принимают на себя всю мощь Атлантического океана, защищают от него бухту и город. Внешний Брюстер — из них самый дальний, самый выдающийся в океан. Самая восточная точка Бостона, самый восточный клочок земли. За ним, если продолжать, не останавливаясь, — трёхнедельный переход через Атлантику и Азорские острова.


Таким мы увидели Внешний Брюстер в прошлом году с Большого Брюстера

Знающие люди давно уже поют хвалу Внешнему Брюстеру. Историк Эдуард Сноу, специалист по островам и маякам: «Внешний Брюстер, пожалуй, самый красивый остров Бостонской бухты. День, проведённый среди его пещер и расщелин, навсегда останется в памяти». (*) Доктор Натаниель Шуртлефф (1810—1874), политик и мэр Бостона: «Этот остров — одно из самых романтичных мест рядом с Бостоном, далеко превосходящее Нахант дикими скалами, расщелинами, пещерами и нависающими утёсами». (*)

Read more... )

Грейвз

Nov. 13th, 2016 10:43 pm
bluedrag: (Default)
Разбираю свои фотографии маяков. Это — Грейвз, о котором я вам неоднократно рассказывал (например, здесь). Вдали справа — силуэт Бостона.

Мне как-то всегда казалось, что у нас в порту и одно-то круизное судно нечасто встретишь. И тут пару недель назад идём мы на закате с батюшкой, и вдруг бац! Видим сразу три. Одно стоит на причале, а два неспеша отчаливают и выходят в океан.



Посмотрел я потом — эти два были проездом из Канады во Флориду. Ну, думаю, может это у них такая осенняя миграция в тёплые края.

И вот идём мы в это воскресенье — прощальное плавание сезона — и вдруг бац! Прямо на причале стоят три красавца монстра, каждый выше дома.



Может и совпадение. А может у нас теперь такой супер-популярный круизный порт, а я и не в курсе?
Tags:
Не удержусь, тисну ещё одну фотографию. Вид с Внешнего Брюстера. В центре — Бостонский маяк (на острове Малый Брюстер), справа — наша лодка «Весёлые сигареты» на якоре.



Никого в бухте, кроме нас. Весь мир принадлежит нам. Протяни ладонь и возьми.
Тридцать первого октября завершается мореходный сезон. По этому поводу вчера мы с камрадами отправились в прощальное плавание: завершить сезон ударным образом, — восклицательным знаком, а не многоточием! Погода нам благоприятствовала: было неожиданно тепло, но и не благоприятствовала: ветра было очень мало. Практически не было ветра-то.

На этот случай у меня была домашняя заготовка. Мы включили мотор и на моторе отправились исследовать остров Внешний Брюстер, самый дальний остров Бостонской бухты, дальше которого уже Азорские острова.

Об острове, на котором мы никогда раньше не были, а в этом раз были одни, и куда не так просто и высадиться, я чуть голову не сломал, пока не разобрался, как, — обязательно напишу отдельно.

А пока просто хочу зафиксировать: прекрасный день, прекрасное приключение, прекрасный остров, да и путь обратно в сгущающихся сумерках тоже был вполне душевным, хоть и на моторе.

А потом, когда мы уже дошли до аэропорта, стемнело и пошёл дождь, — в этот момент наши люди на небесах повернули выключатель, подул очень приятственный бриз, мы вырубили мотор, яхта расправила свои паруса как крылья, и мы прошли-пролетели эти последние полчаса. Это и стало концом сезона.



Спасибо всем. Присоединяйтесь к нам в следующем сезоне! На нашу долю ещё осталось неисследованных островов, непойманных ветров, ослепительного солнца, бешеных закатов и тёплых беспросветных ночей.

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags

Style Credit