Profile

bluedrag: (Default)
bluedrag

September 2017

S M T W T F S
     12
34 56789
101112 13141516
171819 20212223
24252627282930

Додатковий текст

Приехала не только младшенькая из Ниццы. На выходные заехал ещё старшенький из своего уездного города N и сразу же выел мне мозг уговорил меня, что самое важное, что мы с ним можем сделать — это взойти на гору и встретить на ней рассвет. Искал, надо думать, духовного роста и просветления или просто дополнительных приключений на свою задницу. Единственное, что я смог у него выторговать — что мы пойдём не на г. Лафайет, как он изначально намеревался, а на более низкую г. Монаднок (куда мы уже с ним ходили, но в тот раз при свете дня).

И вот в три часа ночи без каких-то там минут мы запарковались на паркинге под горой и начали своё восхождение.

Я впервые в жизни был в ночном походе, тем более на горе. А горы в наших местах, как я вам уже неоднократно докладывал, таковы, что там и при дневном-то свете немудрено ноги сломать.

Ночью же, при тусклом свете фонарика, выискиваешь следующий камень, куда бы прыгнуть, опять-таки, чтобы ноги как-то уберечь, и при этом ещё стараешься отслеживать путевые маркеры, чтобы не сбиться с дороги.

Замечательное приключение, но не могу сказать, что я получил от этого процесса много удовольствия.

В какой-то момент со стороны раздалось подозрительное шуршание. Мы оглянулись и увидели, что из леса на нас смотрят Глаза.

— Ой, — сказал старшенький.

— Что «ой»? — на всякий случай уточнил я.

— По-моему, там какое-то животное, — сформулировал он своё наблюдение.

Глаза, впрочем, сидели не шевелясь и никаких агрессивных действий не предпринимали. Старшенький неодобрительно отвернулся, и мы попендюхали дальше.

Кстати, к моему удивлению, мы были там не единственными маньяками. И на паркинге внизу, когда мы приехали, было несколько машин, и несколько человек обогнало нас по дороге.

На вершине мы были около пяти часов утра, за сорок минут до восхода. На вершине дул какой-то совершенно сумасшедший ветер, узлов сорок, по моим оценкам, а то и все пятьдесят — такой ветер, при котором трудно стоять на ногах, сдувает. Мы сховались за какой-то скалой, но было понятно, что мирной медитации не получится.

Когда мы начинали подъём, небо было покрыто прекрасными сверкающими звездами (естественно, мы тут же включили фонарики и звёзд больше не видели), но за время восхождения небо затянулось тучами и какой-то непонятной дымкой. На восходе была видна длинная и тонкая тёмно-розовая полоса — и всё.

Время шло. Небо светлело, но ветер не ослабевал, и тучи не уходили. Так что мы отправились в обратный путь.

А на обратном пути ветер стих, солнце очень скоро взошло из-за туч и осветило окрестности прекрасным мягким восходным светом.

Как часто получается, несмотря на все мучения и страдания, — очень хорошо сходили.

Read more... )

На прошлые выходные неожиданно приехал старшенький из уездного города Н. и заявил, что хочет горного приключения. Таковым, с его точки зрения, считается только восхождение на гору выше границы леса (treeline). Горы, до границы леса не доходящие, он считает недостойным рассмотрения.

И я как-то сам не успел опомнится, как взял напрокат машину и поехал с ним на север, в Белые Горы, где и произошло восхождение на гору Лафайет (высота 1600 м, подъём 1010 м).

Как всегда, старшенький горным козликом легко и непринуждённо порхал по камням, а я с трудом поспевал за ним.

Вершина горы:



Вид с вершины )

Гора названа в честь известного героя американской (и французской, кстати) революции маркиза де ла Файета. О нём поётся в мюзикле, младшенькая всё время напевает — а значит человек точно известный.

Дальше совсем уже пунктирно записываю: поездка с младшенькой на велосипеде в воскресенье, выход в море в понедельник. Такой у меня получился триатлон: поход-велосипед-парус.

Погода в понедельник была запоминающаяся: ветер, холод, дождь, туман. Помогли правильная одежда и воспоследовавший ром.

А ноги до сих пор болят от восхождения на Лафайета.
Tags:
С тех как мой старшенький улетел от нас за пять тысяч километров учиться в институте, он стал гораздо лучшим человеком, чем раньше — открытым, дружелюбным, добрым, заботливым. А ещё он полюбил проводить время на природе, особенно в горах. Ну я и рад этим пользоваться, пока такое счастье само в руки идёт!

В прошлый его приезд (летом) мы совершили восхождение на эпическую Гору Вашингтона. В этот раз он заскочил к нам всего на несколько дней, времени на эпические приключения не было, и мы ограничились подъёмом на Гору Монаднок в южном Нью-Гемпшире.

Эта гора отличается тем, что не является частью какой-то горной системы, а стоит сама по себе, вырастая из ровного места. Американские геологи произвели от её названия термин монаднок, обозначающий изолированную гору (в Европе и России их называют инзельберг). Поэтому и виды с неё открываются не такие, как с обычных гор: не на окружающие горы, холмы и долины, а на бескрайнюю плоскость земли.

Пока мы ехали до Монаднока, стоял весьма густой туман. Я даже в сердцах предложил старшенькому повернуть назад и поход отложить: ведь залезем же и ничего не увидим! Он посмотрел на меня как на убогого и назидательно сказал: на горы мы лезем далеко не только за видами.

Когда мы доехали до горы, туман по большой части рассеялся и стелился по земле клочьями (вид с White Dot Trail во время подъёма):



Read more... )
Tags:
Вдогонку к рассказу о восхождении гору Вашингтона — несколько фотографий с проявленной плёнки.

Очень тяжело фотографировать, когда идёшь в красивых, но сложных местах. Снимаешь вокруг себя — получаются эффектные, но всё же банальные открытки, какие у всех есть. А лазить вокруг и строить нетривиальные кадры нет ни времени, ни сил. Так что придётся обойтись открыточными видами.

Типичный вид с тропы через пару часов подъёма. Это не гора Вашингтона, а какая-то из маленьких окрестных гор.

Когда мы там стояли и смотрели на эти горы, старшенький показал наверх. Прямо у вершины горы висела громадная, призрачно-белая луна. Пока я поднимал фотоаппарат, луну закрыло облако, потом она, наверное, зашла за гору. Больше мы её не видели.



Read more... )
Tags:
На прошлой неделе мы со старшеньким совершили восхождение на гору Вашингтона в штате Нью-Гемпшир. Это самая высокая гора на Северо-востоке США (включая Новую Англию), и хотя не особенно высока по сравнению с другими, по-настоящему высокими горами в других частях света — всего 1917 метров — но славится своими крутыми боками и вредным характером. На вершине обычно стоит мерзкая погода, холод, туман, дождь, снег и всегда сильный ветер. Здесь был как-то зарегистрирован мировой рекорд скорости ветра: 231 миля в час, 103 м/с. Это очень сильный ветер.

Гора гораздо более цивилизована, чем она того заслуживает. На вершину можно доехать на машине и даже на поезде (по второй самой крутой в мире зубчатой железной дороге).

Так мы туда неоднократно и приезжали, когда дети были маленькие. Помню, как тогда, много лет назад, смотрел из машины на людей, поднимающихся пешком, и чувствовал, что поступаю глубоко неправильно.

Read more... )
Tags:
У нас есть такой замечательный для нашей густонаселённой местности лес под названием Синие Холмы, и там много этих самых холмов. И ещё там есть такой голубой маршрут, skyline trail, длиной в девять миль, который проложен так, чтобы пройти как можно по большему количеству этих самых холмов. Которые весьма и весьма круты, и поход по ним превращается в непрестанное карабканье вверх и вниз.

Двадцать пятого декабря было опять 20 градусов тепла, и мы со старшеньким собрались и прошли этот маршрут. За четыре с половиной часа, то есть с героической скоростью 2 мили в час. Я бы в футболке и в штанах и всё жалел, что не надел шорты. Поразительный день. Сын мой, спасибо, что пошёл со мной, уважил старика-отца! Это был самый лучший подарок.

А ещё с холмов открывались прекрасные виды на лес и на Бостонскую бухту, и в я очередной раз жалел, что не взял ни бинокля, ни фотоаппарата. Не взял нарочно, впрочем, чтобы не испытывать терпение и добрую волю старшенького. Обязательно приду сюда ещё, один и с длиннофокусным объективом.

На следующий день мы уже ехали на север в поисках снега. Побродили по городу Квебеку, любимому моему городку, единственному в Северной Америке городу с крепостной стеной, такому нарядному и праздничному, с настоящим рождественским настроением, и поехали дальше, в лес и в горы. И там нашли и снег, и холод (-13°C).



Ходили в лесу на лыжах (на равнинных; — я не любитель горных лыж, они противоречат концепции медленной жизни). И понял я (или просто вспомнил), что могу просто стоять на лыжне, и смотреть на ряды ёлок со сверкающим на солнце снегом на их лапах, и дышать морозным воздухом, и слушать тишину, или слушать журчание ручейка, пропадающего под снегом, — и вот так могу стоять долго-долго, и даже уже идти дальше не обязательно, потому что зачем? — вот ведь, пришёл уже — и ощущение неизъяснимой правильности бытия наполняет душу.

В общем, хорошо съездили.

А год назад мы были под Монреалем, и со снегом там было туго, и я даже дал себе зарок на Рождество и Новый год на север за снегом больше не ездить (и сразу же нарушил его, конечно). И я тогда сидел и читал книгу об истории острова Нантакет и дал себе два новогодних обещания: получше заисследовать Нантакет и дочитать наконец «Моби-Дик» Мелвилла.

Получилось ли исполнить задуманное?

Read more... )

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags

Style Credit